Макс БУРСАК: «У меня были соперники сильнее Сондерса»

В гостях у Sport.ua побывал претендент на звание чемпиона мира по боксу

Sport.ua. Макс Бурсак
© Sport.ua. Макс Бурсак
В четверг, 17 марта, на вопросы журналистов и читателей Sport.ua ответил украинский боксер-средневес Макс Бурсак, который 30 апреля сразится с Сондерсом за титул чемпиона мира по версии WBO. Он рассказал о своей подготовке к бою, о поединках с левшами, о Билли Джо Сондерсе и многом другом.
 
— Вы знаете, что будет трансляция на одном из украинских каналов?
— Да. Либо на «Интере», либо на «Плюсах», сейчас ведутся переговоры. Точно будет трансляция, но на каком канале — еще непонятно.
 
— Вы говорили, что для Вас это предложение было довольно неожиданным. Кто позвонил, когда это случилось? Долго ли Вы думали? Ожидали ли, что так случится?
— Я был или в ОАЭ, или в Египте, не помню — позвонил мне мой промоутер Саня Красюк и сказал: «Макс, ты девятый по WBO стоишь. Сондерс — чемпион мира — будет отстаивать титул. Они выбрали тебя». Кстати, с Сондерсом я должен был встретиться еще год назад, когда владел титулом чемпиона Европы, а он был претендентом. Мы вели переговоры, но почему-то не срослось. А сейчас судьба свела нас в борьбе за титул чемпиона мира. Я сразу принял это предложение, поскольку шанс стать чемпионом мира выпадает не каждый день. Я уже наблюдаю за Сондерсом, уверен в том, что мне по силам его побить.
 
— Складывается ощущение, что Сондерс Вас выбрал, как меньшее из зол. Хотя он уже давал интервью и говорил о том, что считает Вас сильным боксером, что расслабляться не стоит. Но все равно все подразумевают, что он должен выиграть этот поединок. Как Вам такая его позиция — Вы заведомо слабее, заведомо боксер, которого он должен побить?
— Это он так считает. А я считаю себя сильнее и готов его побить. Как оно будет — покажет бой 30 апреля. Не хочу давать прогнозы. Я очень серьезно готовлюсь и еду только за победой.
 
— Какой у Вас сейчас график подготовки? Вы говорили, что у Вас новые диетолог, массажист. Какой график питания?
— У меня свой диетолог, который расписал мне питание. Я буду спускаться в категорию ниже, придется, поэтому нужно серьезно подойти к весу. Плюс мы сейчас взяли еще одного тренера по физической подготовке, по кросс-фиту. Он гоняет меня, не дает расслабиться. Очень тяжелые тренировки сейчас. Проходим сбор ОФП — и к концу этого месяца начнем спарринги. Будем левшей искать — и под левшу будем спарринговать, отрабатывать тактические комбинации. Уверен, что подойду к бою в хорошей форме.
 
— Сколько у Вас тренировок в день?
— Две тренировки. Утренняя в шесть часов утра, длится час. Вечерняя — где-то два с половиной часа, с семи часов вечера.
 
— И плюс восстановление, бассейн?
— Да, у меня баня сегодня, массаж. В субботу бассейн есть у нас. А воскресенье — день отдыха.
 
— Что изменилось в Вашем рационе с приходом нового диетолога? Сколько Вам нужно сбросить?
— Все изменилось. Очень тяжело было адаптироваться к этой еде, которую он прописал. Но очень эффективно, уже чувствую легкость. Вроде и кушаешь все, а вес падает сам по себе, здорово. Думаю, хорошо подойду в весе — и будет все здорово.
 
— Сколько нужно сбросить Вам сейчас?
— Прилично, килограммов шесть еще нужно.
 
— Для Вас это сложная процедура — сгонять вес?
— Я уже привык. Спортсмены много гоняют вес, по 15-20 килограммов. Для меня это привычное состояние — придерживаться. Я думаю, все хорошо будет. Подойдем в хорошем настроении, в хорошей форме.
 
— Вопрос от читателя. Насколько я помню, перед тем, как перейти в суперсредний вес, Вы говорили, что больше не можете укладываться в рамки среднего веса. Почему Вы вновь решили спуститься в эту категорию?
— Поступило предложение боксировать за титул чемпиона мира. Такое предложение поступает не каждый день, это шанс. Тем более взяли диетолога, который будет наблюдать за сгонкой моего веса. Я тогда говорил, что не буду в этом весе, но, если будут хорошие бои, за звание чемпиона мира — я спущусь туда. Это предложение поступило — я принял решение спуститься в свой родной вес, в котором я боксировал всю свою карьеру.
 
— Вы можете сейчас назвать сильные стороны Билли Джо Сондерса? Кроме того, что он младше вас...
— Болтун. Я просмотрел практически все его титульные бои, важные бои, которые он проводил. Что могу сказать? Левша, немножко неудобный будет. Особо он меня не впечатляет как боксер. Мне кажется, что в моей профессиональной карьере были оппоненты посерьезнее, чем он,. Но все равно к бою нужно подойти очень ответственно, поскольку бой будет на его территории, судьи, публика. Нужно будет вырывать победу, оступаться уже нет возможности.
 
— Это первый боксер-левша в профессионалах, с которым Вы встретитесь. Насколько для вас это неудобно?
— Я боксировал в любительском спорте с левшами. Много было левшей, которых я убедительно проходил. Я много спарринговал с боксерами-левшами. Думаю, мы хорошо подготовимся под левшу.
 
— Вы уже определились, кто будет Вашими спарринг-партнерами? Сколько их будет? Все ли украинцы? Возможно, будут иностранцы?
— Иностранца мы в любом случае пригласим. Будут украинцы. Возможно, грузин еще будет. Может, с Сашей Усиком поспаррингую еще, посмотрим.
 
— Вы уже созвонились с Усиком?
— Нет еще. Саня Красюк такое предложил.
 
— Вы когда-то боксировали с Усиком?
— Нет, ни разу не спарринговали, не встречались ни в любителях, ни в профессионалах. В любителях он был в моем весе, а потом резко начал расти — и стал тяжем.

 
— Вопрос от читателя. Каких знаменитых боксеров-профессионалов Вы пригласите в свой тренировочный лагерь для лучшей подготовки к чемпионскому поединку? И можете Вы брать пример у Головкина? Ведь физически Вы не уступаете ему... 
— Головкин — хороший боец. Кого будем брать? Человек 5-6 уже есть. Имена ничего не скажут, это хорошие любители, профессионалы. И мы хотим пригласить еще кого-то одного из Европы. Мы еще не определились, кого, но того, кто будет имитировать Сондерса, который будет похож на него. Такого мы обязательно пригласим. Человек шесть-семь достаточно будет.
 
— Когда у Вас начнутся спарринги?
— Где-то с первого апреля.
 
— Вы говорили, что понимаете, какой стиль боксирования у британцев, что вы неоднократно встречались на профессиональном ринге. Но последний бой с британцем Марреем не удался, проиграли. Есть ли какие-то общие черты?
— Они болтуны все. Маррей, кстати, порядочный парень. У меня был равный бой с ним. Я неправильно подошел к весу, много согнал за сутки — и, когда выходил в ринг, уже думал не о бое. Это и сказалось. Хотя, я считаю, хорошо провел тот бой. А так, британцев побеждал всегда. Но они крепкие ребята, очень сильные. Я уверен, что меня ждет непростой бой 30 апреля.
 
— Как Вы относитесь к тому, что они, как Вы говорите, болтуны?
— Спокойно, пускай болтают, это их стихия. Мое дело — тренироваться и победить.
 
— А если будет серьезное оскорбление в Вашу сторону? Британцы могут...
— Если будет оскорбление в рамках, то пускай будет. Если выйдет за рамки — посмотрим.
 
— Вы готовы отвечать словесно?
— Конечно. Но я надеюсь, что оскорблений не будет. Все-таки это бой за звание чемпиона мира, нужно соблюдать этикет. Это спорт, ничего личного.
 
— Вопрос от читателя. У Вас и у Сондерса сравнительно недавно были общие соперники. Например, Джаррод Флетчер, которому Вы проиграли. Ваш будущий соперник чемпион мира по версии WBO Сондерс уничтожил этого Флетчера нокаутом во втором раунде. Так вот, скажите, не тяготит ли Вас психологически тот факт, что Ваш оппонент, который будет проводить бой на своей территории, нокаутировал тех боксеров, которым Вы проигрывали? И за счет чего Вы планируете победить такого бойца в чемпионском бое?
— Кроме Флетчера, не знаю, кого он там еще нокаутировал. С Флетчером я общался после боя, он мне сказал, что со мной у него поединок был самый тяжелый в карьере. Я у него спросил о Сондерсе. Он сказал: «Там поединок остановили очень рано. Если бы не остановили, все было бы по-другому».
У нас еще был общий противник Ник Блэквелл. Мы по очкам его победили. Эта статистика абсолютно не играет роли. Все зависит от того, как человек подготовился, какой день, где бой. К бою с Флетчером я вообще почти не готовился, неделю где-то, но это не оправдание.
 
— У Вас уже есть тактика ведения боя? Вы понимаете, как будете начинать, что делать, если бой затянется?
— Конечно. Будем ломать его физически — постоянно первым номером работать, больше ударов наносить. Он устает после пятого-шестого раунда — и можно будет его ломать.
 
— То есть Вы будете дотягивать до поздних раундов?
— Это он будет дотягивать. Я буду стараться победить его как можно раньше, потому что судейство на его стороне, поединок будет в Великобритании, он оттуда. Буду прессинговать для того, чтобы убедительно выигрывать каждый из раундов — и завоевать титул. Если будет равный бой — понятно, что победу мне никто не отдаст.
 
— Из шести боев на выезде Вы выиграли только два. К бою, Вы говорите, по-особенному готовитесь. Но насколько Вы зависите от публики?
— Бой с Данном, я считаю, я выиграл. Если бой был бы здесь, то мне бы подняли руку. Это же все абстрактное, посмотрим. Мне абсолютно все равно, где боксировать. Ринг один — выходишь, боксируешь. Гонг прозвучал — ты забываешь, где ты. Кричат люди, ты слышишь тренера, все. Я думаю, это на меня никак не повлияет. Я настраиваюсь только на победу над Сондерсом. У меня только одна цель — выиграть.
 
— За сколько дней Вы прибудете в Лондон? Будет ли минимальная адаптация?
— За неделю до боя мы хотим туда поехать.
 
— Будут промо-туры в Украине?
— Это вопрос к моему промоутеру Саше Красюку. Я думаю, будут, он этим занимается. Я тренируюсь, готовлюсь, мне нужно думать о поединке. А промо-турами занимается моя команда.
 
— Вопрос от читателя. Вы впервые боксируете в Лондоне?
— Да, это мой первый поединок в Лондоне.
 
— Есть опасения по поводу судей?
— Конечно. Никто победу мне не отдаст, это понятно. Поэтому мне нужно быть убедительным в каждом из раундов. Если не нокаутом, но нужно так его побеждать, чтобы каждый из раундов был очень убедительным.
 
— Сондерс — это самый серьезный соперник в Вашей карьере? Или были соперники, которых Вы считаете получше Сондерса?
— Я думаю, у меня были посильнее противники.
 
— Кто это, например?
— Не хочу называть имена, поскольку это значит рекламу им делать. Но у меня были соперники сильнее, я уверен в этом. Вообще я скажу после боя.
 
— У этих соперников Вы выиграли?
— У одного выиграл, одному проиграл. Как я могу говорить о Сондерсе, если я с ним не боксировал? Я же не знаю, какой он. Может, я его в первом раунде нокаутирую. А может, он меня будет бить — и я скажу, что он самый сильный. Как я могу сейчас ответить на этот вопрос? Это я скажу 30 апреля.

 
— Вы довольно уверенно говорите о том, что Вы считаете, что он слабее Вас как боксер, но при этом начинаете увиливать от ответа по поводу Ваших предыдущих соперников...
— Я не хочу никому рекламу делать, обижать. У меня было 37 поединков в профессионалах. Сейчас кого-то выделю, а остальные бойцы тоже ведь неплохие. У меня были бои за звание чемпиона Европы, чемпиона мира, боксировал дома, на выезде. С тем же Брайаном Вера я боксировал здесь, когда он был на пике. Когда он того же Энди Ли нокаутировал, у которого Сондерс выиграл по очкам в равном бою. Я не хочу кого-то выделять, каждый по-своему сильный. И Сондерс по-своему сильный. У меня тяжелы бой с ним будет, но я хорошо готовлюсь для того, чтобы его победить.
 
— Знаете о своем гонораре за бой?
— Конечно.
 
— Расскажете?
— Нет, конечно.
 
— Это большая тайна? Или после боя будет раскрыта сумма?
— Нет, не будет. Зачем?
 
— Это контрактные обязательства Вас так связывают?
— Нет. Зачем обсуждать финансовые моменты?
 
— Вопрос от читателя. Какой Ваш прогноз на бои Гвоздика с Мохаммеди и Ломаченко с Уолтерсом?
— Хороший бой. Саня Гвоздик — талантливый боксер, хороший парень, могу назвать его своим товарищем. Буду за него болеть. Бой будет непростой. Мохаммеди — хороший боксер. Он боксировал и с Серегой Ковалевым. Я думаю, Гвоздик должен его победить. Сильный, хороший спортсмен. Я думаю, он выиграет. Будем за него кулаки держать.
 
— А по поводу боя Ломаченко — Уолтерс?
— Интересный бой будет. Вася, конечно — ракета. Тоже будем за него кулаки держать. Он тоже сейчас начал готовиться, насколько мне известно. Я думаю, Вася тоже должен пройти Уолтерса. Но бой будет непростой для Васи, потому что его соперник хороший, жесткий, бьющий. Вася должен хорошо подготовиться и одержать победу.
 
— Кто будет в Вашей группе поддержки в Лондоне? Возможно, кого-то из друзей-боксеров позовете?
— Прилетят мои друзья. Они не боксеры, они бизнесмены. У меня там живут друзья, придут. И человек пять-шесть из нашей команды будут.
 
— С кем из украинских боксеров-профессионал нынче Вы дружите, бываете на их поединках?
— Со всеми поддерживаем отношения, дружим. Со всеми у меня хорошие отношения. С Димой Кучером, Сашей Усиком, Васей Ломаченко, Автандилом Хурцидзе, Заурбеком Байсангуровым — с ними у меня хорошие дружеские отношения.
 
— Как Вы относитесь к разговорам о том, что Вам якобы уже пора сделать огромный шаг вперед, или еще несколько лет назад Вы должны были уехать в США — и пробовать себя на более высоком уровне? Насколько Вы довольны тем, как складывается Ваша карьера?
— У меня есть предложение от США. Но на более высоком уровне — это как?
 
— Допустим, то, что Вы сейчас работаете с «K2 Promotions» — это...
— Плохая промоутерская компания?
 
— Нет, это лучшая промоутерская компания, но в Украине. А в Штатах иные деньги, иные телерейтинги...
— А кто сказал, что там иные деньги? Вы откуда знаете?
 
— Мне так кажется...
— Это только кажется так. Там нужно платить 30% от гонорара. И там все за свой счет. У меня есть предложение от США, но зачем мне США, если я здесь, находясь в «K2 Promotions», боксирую за титулы чемпиона мира и Европы? Ребята, которые уехали туда, получают гонорары в разы меньше, чем я здесь. Жизнь длинная. Посмотрим, как оно будет. Пока я здесь боксирую за титул чемпиона мира против Сондерса. Как будет дальше — я не знаю. Завоюю титул WBO, дай Бог — может быть, поедем в Штаты боксировать. Договоримся, может, с тем же Головкиным, проведем, у него все титулы, один у Сондерса. Если я его беру, то уже понятно, что мы можем где-то встретиться. Посмотрим. 
 
— Головкин — это тот самый боксер, с которым хочется обязательно встретиться?
— Он — лучший. Хочется боксировать с лучшими. У меня было уже несколько предложений с ним боксировать, но что-то не срослось: он другого противника нашел и я другого. Я был чемпионом Европы, претендент был, мы отстаивали против другого. Были разговоры свести нас в ринге.
 
— Из Штатов у Вас было какое-то конкретное предложение?
— Да, мне звонили, мы разговаривали, мне выслали условия. Не хочу называть компанию. Я на сегодня — боксер «K2 Promotions».
 
— На сколько у Вас рассчитан контракт с «K2 Promotions»?
— У нас дружеские отношения с компанией, рукопожатие.
 
— То есть контракта с подписью нет?
— Был, а сейчас дружеские отношения. Рукопожатие — это гораздо серьезнее, чем подпись на бумаге.
 
— Какое должно быть предложение из США, дабы Вас переманить?
— Мы с Саней договорились: я хочу участвовать в поединках за звание чемпиона мира. Сейчас у меня как раз такой поединок. Это самый серьезный титул в профессиональном спорте, который только может быть. Еще не придумали чемпиона галактики, Вселенной. Чем я могу быть недовольным? Пока все идет по плану, все обязательства выполняются: с моей стороны как спортсмена, с Саниного - как менеджера, промоутера. Все довольны. Как будет дальше — мы не знаем. Мы предполагаем, а Всевышний уже располагает, как будет через год-два. Может, уеду. Может, здесь буду. Может, вообще из бокса уйду. А может, буду еще лет пять-семь боксировать за «K2 Promotions».
 
— Кем Вы видите себя после бокса — тренером, промоутером, менеджером? Что Вам близко?
— В сфере бокса пока тяги к тренерству у меня нет. Хотя в будущем я, может, взял бы каких-то малышей. Интересно было бы передать свой опыт им, смотреть, как они будут добиваться результатов. Наверное, менеджером, промоутером можно было бы попробовать. Но нужно английский хорошо знать, я пока учу его, он у меня еще хромает.
 
— Специально ходите на курсы?
— Да. Курсы, плюс я езжу по миру, это практика. Еще, конечно, рано говорить, что я знаю английский.
 
— К Лондону на пресс-конференцию подготовитесь?
— Думаю, тяжело будет разговаривать на английском. На русском буду. Саня будет переводить, он знает английский.

 
— Что Вас сейчас может отвлечь от бокса? Чему Вы посвящаете один выходной?
— Я сплю очень много, максимально высыпаюсь. Стараюсь наедине быть, ни с кем не контактирую. С дочкой гуляю, в кино ходим, мультики смотрим. Недавно смотрели «Кунг-фу Панду». Стараюсь меньше посещать публичные места, потому что это забирает энергию.
 
— Как настраиваетесь на поединок? Вы говорите, что это самый главный поединок — бой за титул чемпиона мира. Как настраиваетесь — медитируете, молитесь?
— Есть очень сильное желание тренироваться. Я очень сильно тренируюсь. Вчера по канату лазил. Очень серьезная подготовка — это уверенность в себе. Ни в какие приметы я не верю. Самое основное — встать в пять-шесть утра и побежать кросс.
 
— Сколько бегаете кросс?
— Мы прибавляем по времени, и потом убавляем. Сейчас мы начали бегать, где-то 43 минуты. Потом прибавляем, час с чем-то.
 
— По километражу это сколько получается?
— 10-20 километров. Плаваем в бассейне тоже очень много — по 2-2,5 километра.
 
— Сейчас в мире профессионального спорта много говорят о допинге, в частности о милдронате. Для Вас это проблемная тема? Кто с Вами работает, дабы Вы, не дай Бог, нигде не съели ненужную таблетку?
— У меня есть фармаколог, который расписывает все фармакологические добавки. Я выполняю этот план. Все запрещенные препараты я не принимаю, конечно. А милдронат только с первого января сделали запрещенным. Раньше мы тоже принимали милдронат, сейчас уже не принимаем. Но все под контролем фармаколога, он же владеет информацией, что можно, что нельзя. Я под его присмотром принимаю препараты.
 
— За три дня до поединка, когда Вам не нужно будет уже активно тренироваться, когда нужно немножко успокоиться, есть какие-то ритуалы перед боем? Как Вы себя ведете? Насколько Вы спокойный боксер?
— Нужно будет проводить легкие тренировочки, нужно будет в рамки веса войти, соблюдать диету - и все. Настраиваться на бой психологически, никакого колдовства нет, быть уверенным в себе.
 
— Кому первому звоните после поединка?
— Родным: брату, маме.
 
— Ваша семья поддерживает Вас?
— Поддерживает, конечно, поддерживает. Если есть возможность, посещает бои в Украине. По Европе, по миру они не ездят, поскольку у каждого свои заботы. Посещают здесь, в Украине. А так, морально - на телефоне всегда, в телевизоре. Переживают, смотрят, поддерживают. Это чувствуется.
 
— Предлагали ли Вам когда-либо стать «Украинским атаманом»?
— Да, поначалу, когда команда формировалась, были разговоры, но потом запретили. Если у меня больше пятнадцати боев на профессиональном ринге, то мне запрещено. У меня уже 37, по-моему — автоматически я уже не могу. Если бы мог и мне предложили бы — я, наверное, отказался бы, поскольку нужно заниматься либо профессиональным спортом, либо любительским. Смешивать это... Хотя интересно посмотреть встречи боксеров. Болею за наших «Атаманов», хорошо ребята боксируют, конечно, молодцы.
 


Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Автор — Владимир Кунгуров, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Интересные факты
Комментарии
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.